Кукла для наследника

Невозможно представить детство без куклы. Видимо, поэтому взрослые, сохранившие наивность и тягу к коллекционированию, живут в окружении виниловых, фарфоровых и текстильных болванчиков всю жизнь. Они уже не откручивают им, как в детстве, головы, но до сих пор сажают на стулья и беседуют с ними, как с друзьями. Потому что куклы — живые. Они требуют заботы и поклонения, а еще, говорят, сами выбирают себе хозяина.

Археологи считают, что куклы появились более 30 тыс. лет назад. Их делали из мамонтовой кости и уже тогда использовали в ритуалах. Возможно, все дело в привычке полагаться на мир духов, но и сегодня куклы воспринимаются как телефон для связи с потусторонними силами или, как минимум, с собственным альтер эго.

ОТ ПОЛЕНА ДО ГОЛЕМА
Простейшей куклой, предназначенной для игры, у всех народов было полено, укутанное в лоскутки ткани. Иногда из полена вырезали фигурку куклы. Не менее часто дети играли «стригушкой» — ее сплетали из травы. Еще была «вепсская кукла». Она сворачивалась из старых вещей матери без помощи ножниц и иглы, чтобы жизнь ребенка была «нерезаная» и «неколотая». Ее еще до рождения малютки клали в колыбельку, а после рождения вешали над ней, чтобы защитить от порчи. Когда ребенок подрастал, он с ней играл. Замечательно то, что лицо куклы всегда обозначали формально. Считалось, что в куклу с глазами может вселиться злой дух.

И все же лицо у кукол появилось. В XVI в. католики занялись визуализацией святого писания, а в 1672 году создали первую художественную куклу из папье-маше — куклу-монахиню, тиражом 12 экземпляров.

Мистическая составляющая кукольной жизни стала особенно популярна в эру алхимиков и ученых. Идея создания искусственного человека, «Голема», не давала им покоя. В XVIII в. они научились делать кукольные копии людей. Так появился «Игрок на флейте» Жака Вокансона, который умел играть 12 мелодий, и чьи руки, рот, губы и язык двигались, как у живого человека. Работам над подобными механизмами покровительствовали короли, правительство окружало их тайной, а массоны питали в связи с ними особые надежды.

Кукла для наследника
Ольга Егупец, "Время"

Достичь сходства с человеческой кожей мастерам помогал фарфор. Керамические головки кукол, их ручки и ножки отливали в специальных формах, а затем пришивали к тряпичному телу. Долгое время волосы куклы были фарфоровыми, пока не придумали съемный парик из натуральных волос, которые укладывали в различные прически. Французы даже ввели моду на фарфоровых манекенщиц, вспомнив, что в этом качестве куклы служили еще Клеопатре. Портные отсылали наряженных кукол клиентам, сопроводив сундучком с гардеробом, нижним бельем, украшениями и аксессуарами. Наглядные пособия сообщали о последних новинках и украшали интерьер.

До XVIII в. фарфоровые куклы были доступны лишь знати, хотя даже в их семьях дети играли деревянными и тряпичными болванчиками, настолько дорогим был фарфор. К XIX в. ситуация изменилась. Открылись фабрики по изготовлению кукол, такие как «Арман Марсель» и «Хойбах» в Германии, во Франции — «Французское общество производителей игрушек» и «Жюмо», в Италии — «Маротте».

Появился также термин «серийность». Кроме уникальных кукол стали выпускать копии, тиражом от 5 до 25 штук. После выпуска серии оригинал разбивался в присутствии свидетелей, а его «дети», унаследовав лишь черты лица, выходили в разной одежде, с разным цветом волос и даже глаз, аксессуары также подбирались индивидуально.

РОССИЙСКАЯ ИСТОРИЯ В КУКОЛЬНОМ МАСШТАБЕ
Россия долго была лишена кукольного изыска — вплоть до XVIII в., пока в страну не стали завозить фарфоровые диковинки из Европы. Эти куклы были настолько дорогими, что детям из царской семьи они попадали в руки только по праздникам. Будущие великие княгини мастерили игрушки сами: пришивали заграничные фарфоровые головки к мягким самодельным нарядам.

Кукла для наследника
Дима Пж

Первые русские фабричные куклы напоминали бабу на чайник с фарфоровыми кренделями прически. Но в XIX в. открылся Императорский завод Журавлева и Кочеткова, и вопросами эстэтизации кукол занялись художники — Рерих, Малявин, Поленов, Билибин и др. Кукольное дело пользовалось уважением. Императрица Александра Федоровна воспитывала детей, уча их жизни в «кукольном масштабе»: кукольная мебель из слоновой кости, кукольные платья по парижской моде, детская типография, музыкальные инструменты.

Потом — революция, и куклу объявили буржуазным пережитком. В годы нэпа игрушки изготавливали в артелях, но в 30-е гг. кустарное производство сошло на нет. Кукольные фабрики зациклили на целлулоидных пупсов, пока в 1948 г. не был объявлен конкурс на новые образцы игрушек. Артель имени 8 марта подготовила серию, в которой куклы имели не имена, а специализацию: «Физкультурница», «Суворовец», «Врач», «Школьница» и т.п. Именно их и отдали в тираж.

Постепенно советская кукла потеряла «идейную» составляющую и в 80-е гг. снова стала копией зарубежных кукол: пухлые виниловые щечки, стеклянные глазки, которые закатываются при каждом поклоне, и традиционное «мама», издаваемое кукольной утробой при нажатии.
БЕЗ ЛИЦА
От эксклюзивности внешнего вида кукол к середине XX в. не осталось и следа. После изобретения целлулоида индустриальные куклы заполонили мир.

Настоящей звездой кукольной современности стала Барби. Ее история началась с порнографии. В конце 50-х гг. бульварная пресса сходила с ума по немецкая порнозвезде Лилли, которая даже обзавелась резиновым миниклоном, продававшимся в магазинах «для взрослых», в барах и табачных лавках. Права на производство куклы купила американка Рут Хэндлер, владевшая вместе с мужем фирмой Mattel, производством рам для картин. Сохранив формы порнодивы, Рут превратила ее в «Барби» и в 1959 г. выпустила в продажу. Успех был феноменальный: рамы были забыты, а Mattel стала монстром кукольной промышленности, а Барби обзавелась родственниками, друзьями и подражателями. В 80-х гг. она даже вышла на подиум: начался выпуск коллекционных моделей куклы в платьях от Диора, Готье и других кутюрье.

Сегодня куклы доступны детям. Их выпускают миллионами, похожими друг на друга, как сестры в индийских мелодрамах. Они дешевые и практичные: их легко разобрать, но сложно разбить; их можно лизать и кусать. Но они лишены особенности, которой обладали их прабабки с незапамятных времен, — уникальности.

ВСЕ КАК У ЛЮДЕЙ
Восхищение антикварными шедеврами и неприятие индустриальных клонов привело к тому, что в 50-х гг. Аннетт Химштедт создала куклу, положившую начало коллекционному куклоделию и сформировавшую жесткие требования к художественным, или авторским, куклам. Сегодня они могут изображать подростка, сказочного героя или животное, или даже быть «Черным квадратом» Малевича, шагающим из рамы на тонких ножках, но, в любом случае, они обязаны выглядеть характерно — аскетично, иронично, обиженно или задорно.

Кукла для наследника
Дима Пж

«Одушевленность» куклы передается не только ее лицом, но и одеждой, позой, аксессуарами, даже диоптриями, если у нее есть очки. «Чтобы персонаж получился живым, костюмчик ему нужен с человечьего плеча — пропитанный человеческой энергией, — рассказывает кукольных дел мастер Дима ПЖ. — Старые тряпочки — как раз то, что надо. Но и со старой тканью нужно работать. Затереть на локтях, вытянуть на коленках, намять складок на сгибах. Куклы ведь, к сожалению, не двигаются. Но странник за время пути должен запылиться, танцовщица — вспотеть, а старушка — состариться вместе со своей одеждой и обувью».

О КОЛЛЕКЦИЯХ И КУКЛОМАНАХ
С обезличиванием кукол связана и тяга к собирательству уникальных экземпляров. На рубеже XIX-XX вв. Дина Верни, модель Матисса, Майоля и Боннара, начала создавать свою коллекцию, которая в начале 90-х гг. ушла с аукциона за $4,7 млн.

Первые русские частные коллекции возникли в то же время. Одна из них, собранная Николаем Бартрамом и его женой Евдокией Лосевой, стала основой Музея игрушки, открытого в 1918 г. на Пречистенке в Москве. Большая часть музейного фонда была сформирована за счет игрушек, конфискованных у врагов народа. Долгие годы эта коллекция была единственной в СССР.

Сегодня коллекционирование антикварных и современных кукол превратилось в прибыльный бизнес. Появились специализированные журналы и газеты, выставки-ярмарки (например, Toy Fair и IDEX) и благотворительные аукционы, музеи и галереи.

В Москве самые известные галереи «Роза Азора» Елены Языковой и Любови Шакс, где можно купить раритеты начала XX в.; «Кукольный дом» Ольги Арцимович, собравший под крышей антикварные и театральные куклы; и галерея «Вахтановъ», которая специализируется на современных художественных куклах, а попутно открывает русские таланты. Один из них — Дмитрий ПЖ — кукольник, получивший приз на Международной кукольной выставке в Париже за куклу "Чао, Пьеро".

Есть у нас и заядлые коллекционеры. Например, Андрей Макаревич собирает венецианские куколки, Тамара Степашина заселила дом мумии-троллями, а Александр Лифшиц собирает куклы-портреты знаменитостей. Самым большим почитателем советских индустриальных кукол считают Сергея Романова, а главным антикварным кукломаном — Юлию Вишневскую, супругу заместителя главы администрации Президента РФ Владислава Суркова, которая в середине 90-х гг. собрала фантастическую по масштабу коллекцию кукол XVII-XIX вв. и открыла «Музей уникальных кукол».

О ЦЕНАХ И РИСКАХ
Кукломанов объединяет не стремление разбогатеть, а бережное отношением к вещам из детства. «Ваши дети могут считать, что вы играете в куклы, но внуки будут хранить их, как историю семьи, — уверена Ирина Мызина, владелица галереи «Вахтановъ». — Не говоря о том, что через 20—50 лет, эти куклы станут антикварными».

Последний довод доказан на практике: целлулоидные пионеры, купленные некогда за копейки, на распродажах советского «антиквариата» уходят за 9 тыс. рублей. Стоит ли говорить о пупсах XIX в. «На престижных аукционах цены на уникальные куклы за 5 лет выросли на 20—50%, — говорит эксперт аукционного дома Bonhams Ли Готч. — Они доходят до десятков тысяч фунтов. Однако это касается только редких экземпляров в отличном состоянии. Менее шикарные куклы стоят до 500 фунтов».

Кукла для наследника
Хильдегард Гюнцель, "Сара Лу"

Цена современной авторской куклы зависит от ее уникальности и от имени художника. «Цена работы кукольника складывается из его имени и качеств самой куклы, — поясняет Ирина Мызина. — Как и в живописи: если цена на работы современного живописца 3 года назад была $5000, то сейчас она не превышает $6000. Так и здесь, цены на куклы растут медленно. Я думаю, что зарабатывать на них будут только наши внуки».

Первый «эшелон» художественных кукол — куклы из пластика (авторы: Дима ПЖ, Наталья Победина и Нита Анжелетти), фарфора (Алла Беляева, Джудит и Лючия Фридеричи) или текстиля (Ольга Андрианова и Лиза Лихтенфельс): их стоимость колеблется от $300 до $15 тыс. Вторая категория — фарфоровые куклы с серийностью 3—50 штук (авторы: Хильдегард Гюнцель и Аннет Химштедт); их цена — $1—15 тыс. Третья категория — куклы из фарфора, винила или биггидура, изготовленные фабрикой тиражом 250—5000 штук по эскизам художника; они стоят $100—1500. Существуют и куклы-репликанты (копии антикварных), их стартовая цена — $1500.

Если цены вас не пугают, и вы решили примкнуть к лиге кукломанов, перед покупкой стоит убедиться в подлинности куклы. Оригинал несет отметку на затылке, спине или пятке с указанием имени, авторства, года изготовления, серийности и номера в серии. Современная кукла снабжена еще и бумажным сертификатом. Если маркировки нет, куклу опознать трудно: ее стоит показать эксперту, например, из Клуба коллекционеров при галерее «Вахтановъ», или поискать в специальных каталогах.

Начать коллекцию несложно, правда, нужно быть готовым к тому, что за глаза вас назовут чудаком. «Может быть, дело в том, что все люди — дети, — считает Дима ПЖ. — Взрослых вообще не бывает. Бывают просто грустные дети. Усталые дети. Дети, перегруженные информацией. Да, всякие разные. И зачем-то им нужны куклы...»

Куклы ручной работы

Источник: «Журнал SOUL»


Опрос
БЫСТРО ЛИ ГРУЗИТСЯ САЙТ?