Подпольный миллионер Константин Коровко

При словах «подпольный миллионер» вспоминается Александр Корейко из «Золотого телёнка». Но в Рф начала 20-го века действовал не наименее колоритный персонаж.

В справочных изданиях Константин Михайлович Коровко характеризуется кратко — русский аферист. И несколькими строчками ниже постоянно упоминается, что он являлся макетом подпольного миллионера Александра Корейко, 1-го из центральных персонажей бессмертного «Золотого телёнка» Ильфа и Петрова.
Подпольный миллионер Константин Коровко
Иллюстрация к роману «Золотой телёнок», Кукрыниксы.



Но, когда читаешь о аферах, придуманных и профессионально реализованных Коровко, возникает вопрос — что все-таки общего?Один сколотил капитал до революции, когда для ведения личного бизнеса не было препятствий. Он открывал одно за иным коммерческие общества, продавал паи, выдавал ссуды и обогащался, на 1-ый взор, законно. Правда, все его превосходные проекты и компании на самом деле оказывались фикциями и пирамидами. Иной развернулся уже после революции, когда основная задачка была — обвести вокруг пальца юное русское правительство. Тем не наименее эти персонажи очень близки, и описать их сходство можно одним маленьким фрагментом «Золотого телёнка». Корейко, прибывший на стройку электростанции в «небольшой виноградной республике», ищет, на чём бы заработать, и открывает типографию.
«Сначала понадобились оборотные средства. Их пришлось взять из средств, ассигнованных на постройку станции. Других средств в республике не было.
- Ничего, — утешал он строителей, — запомните: с данной минуты вы будете только получать».
Приблизительно то же самое обещал своим вкладчикам, пайщикам и партнёрам по бизнесу Константин Михайлович Коровко. И очень преуспел.
Кто вы, государь Коровко?

Константин Михайлович Коровко родился в 1876 году в станице Уманской на Кубани. Получил красивое образование, окончил поначалу сельскохозяйственный, а позже Санкт-Петербургский технологический институт. Но реализовался не как агроном либо инженер, а совершенно на другом поприще. 1-ое своё «виртуальное» предприятие Константин организовал в родной станице — там якобы открылся фарфоровый завод, которого на самом деле не было. Но страховую премию за него Коровко благополучно получил.
После чего же уже в Петербурге он вёл торговлю великами, лошадьми(старых кобыл с помощью нехитрых ухищрений приводили в тонус и продавали как молодых). Выручив на биржевых спекуляциях практически четверть миллиона рублей, Коровко вложил их в разные прииски по всей Рф: нефтяные, соляные, золотые и т. д. Но этого ему было не достаточно, и в 1909 году на Невском проспекте открылся «Банкирский дом Российской промышленности».
Здание на Невском проспекте, в каком находился банк Коровко.
Средства к деньгам

То, что Банкирский дом Коровко — контора серьёзная, колебаний не вызывало. Богатая обстановка, конторские книжки с золочёными корешками, мягенькие кресла… Фактическая наличность банкирского дома составляла всего 700 рублей, но это выяснилось уже позднее.
Банк привлёк некое количество пайщиков и начал работать, осуществляя в основном онкольные операции, то есть выдавать срочные ссуды под залог ценных бумаг. Их особенностью будет то, что заёмщик должен вернуть средства банку по требованию, on call. Если переданные банку в залог ценные бумаги падали в стоимости, банк тут же мог потребовать возвращения ссуды либо роста обеспечения.
Коровко охотно воспринимал в залог ценные бумаги, которые не котировались на российских биржах. Оперативно проверить, свалились они в стоимости либо нет, было проблемно, а востребовать ссуды обратно под предлогом невыгодных котировок можно. Как выяснилось позднее, никакие настоящие операции с ценными бумагами банк Коровко вообщем не совершал, создавал видимость. Но в итоге Константину Михайловичу удалось присвоить около 100 тысяч. Когда несколько лет спустя дошло до ликвидации Банкирского дома, то оказалось, что общий убыток клиентов превысил 300 тыс. рублей, а в кассе банка осталось всего… 18 копеек.
Фикцией оказалось и «Каспийско-Романинское нефтяное общество», также организованное Коровко. Одним из его учредителей выступил князь Тарханов, были и остальные высокопоставленные пайщики. Под громкие имена завлекали новых инвесторов, Коровко разослал сотки рекламных буклетов по провинции. Всего-то и необходимо было приобрести маленькой пай, а далее, как говорил Александр Корейко: «С данной минуты вы будете только получать».
Чтобы убедить будущих и настоящих пайщиков в том, что дела идут отлично, Коровко брал в аренду цистерны, нефтеналивные суда и участки земли. Конторские книжки заполнялись произвольно, никаких реальных сведений там не указывали. Но для пайщиков информация подавалась в только удачном свете. В отчёте за 1908 год читаем: «Правление обращает Ваше внимание на совершенно исключительную, очень счастливую случайность приобретения нами земель в Сураханах, равнине Карачхура, Ясамальской равнине и в Романах(Азербайджан — прим. ред.), притом в самый подходящий момент, потому что цены на нефть уже несколько лет твёрдо держатся на уровне в среднем 25 коп. за пуд». Как не вспомнить Александра Ивановича Корейко и «Промысловую артель химических товаров «Реванш»», в какой из одной бочки в другую переливалась вода. Но бочки были снабжены таковым количеством прекрасной аппаратуры, что создавалось воспоминание активной и очень удачной работы.
Иллюстрация к роману «Золотой телёнок», Кукрыниксы.
В итоге Коровко присвоил на недобытой нефти наиболее 150 тысяч, а на момент его ареста в кассе процветающей нефтяной компании(где работал брат нашего героя Александр)осталось каких-либо 220 рублей.



Соль земли


По тому же принципу строилась работа Брянцевско-Преображенского соляного общества. Снаружи всё опять смотрелось законно и благонадёжно. В 1909 году Константин Михайлович заключил договор с землевладелицей Анной Кишинской и приобрёл право разрабатывать соляные залежи на её участке в Бахмутском уезде(Екатеринославская губерния, сейчас — Донецкая область). Около 170 гектаров земли были отданы в разработку на 30 лет. Сразу после заключения контракта Коровко, как и было положено по условиям документа, приступил к строительству шахт. За два года одна из них углубилась на 98 метров, 2-ая — приблизительно на 45. Беря во внимание, что некие соляные пласты в Бахмуте залегают на глубине порядка 300 м, шахты до соли, быстрее всего, не дошли. На местности, где «велись разработки» стояло ещё несколько зданий, в том числе казармы, землянки и котельные. Раздельно стоит упомянуть две дымовые трубы высотой около 8 метров любая.
Приблизительно в двух верстах от «успешного предприятия» проходила стальная дорога, от которой отлично было видно дымящие трубы. Коровко нанял пару человек, чтобы они топили котельные и поддерживали видимость работы. Время от времени на местности что-то копали, строили и перевозили с места на место, казалось, добыча соли в разгаре и вот-вот начнёт приносить средства.
Построив эту декорацию, Коровко опять начал продавать паи. Самый дешёвый стоил 100 рублей, и пока большие инвесторы задумывались, маленькие шли десятками. К началу 1910 года у общества было уже больше 250 пайщиков, которые в совокупы принесли около 160 тыс. рублей.

Здание шахты, построенной на землях Коровко.
Одним из них стал отставной гусарский полковник Шульц, вложивший в дело значительную сумму. В отличие от остальных пайщиков, которые доверяли отчётам Коровко, он поехал в Бахмут лично. Убедившись, что практически работают только дымовые трубы, Шульц начал разбираться, востребовали ответа и остальные пайщики. В итоге выяснилось, что Вера Коровко, супруга Константина Михайловича, полноправный учредитель товарищества, издавна уступила свою долю мужу(около 25 тыс. рублей). Третьим учредителем был уже упоминавшийся брат Коровко Александр. Земли Анны Кишинской оказались сданы и пересданы в аренду и находились в управлении 1-го из банков. Всего супруги Коровко присвоили около 160 тысяч, а в кассе Брянцевско-Преображенского общества по хорошей традиции оставался 1 рубль.
В марте 1912 года Константин Коровко был арестован, следователь начал собирать показания людей, пострадавших от махинаций. Как выяснилось, всего от его действий убытки понесли порядка 500 человек на общую сумму наиболее 1 млн рублей.
На свободу с незапятанной совестью

Процесс над Коровко начался в мае 1914 года, и интерес к нему был огромен. Публика могла присутствовать на заседаниях, но бесплатные билеты расходились одномоментно. Газеты вели подробные репортажи, и благодаря иллюстрациям в прессе мы хотя бы приблизительно представляем, как смотрелся Константин Михайлович — фото «подпольного миллионера» до нас не дошли.

Иллюстрация из газеты «Петербургский листок», посвящённой процессу над Коровко.
Прокурор настаивал, что судить его необходимо по статье «мошенничество», что угрожало Коровко 10 годами каторги. А мошенником он был потрясающим: в период, когда очередной «бизнес» набирал обороты и необходимо было создавать вокруг него шумиху, Константин Михайлович обзаводился роскошным домом, выездом, устраивал вечера, на которые приглашал самых высокопоставленных гостей, членов Гос думы и Госсовета. И умел верно подать все свои начинания. Он говорил: «Наши предприниматели инертны и обтянуты плотным кольцом формальностей. Я хочу создать свободное от этих формальностей дело с помощью пайщиков, которые сплошь и рядом не знают, куда пристроить капитал. Российские средства, лежащие по нашей инертности в кубышках по уездным и губернским городкам, должны и могут давать до 300 процентов прибыли в год». Русский предприниматель, который хочет развивать честный бизнес на средства обычного народа, живущего в провинции. Другое дело, что бизнес этот не вышел, но от неудач никто не застрахован.
Адвокат Иван Данчич упирал как раз на это: Коровко — предприниматель, который просто не сумел построить крепкий бизнес. Да, пострадавших много и убытки огромны, но это не мошенничество, а невезение. Соответственно, судить его, по мнению Данчича, необходимо было по статье «вовлечение в невыгодную сделку».
Трибунал согласился с сиим и принял решение — три месяца тюрьмы. Потому что Константин Коровко уже провёл в подготовительном заключении два года, его освободили в зале суда. Как ни умопомрачительно, счастливо избежавший каторги, он продолжил испытывать судьбу. В 1917 году наш герой вновь попался, теперь уже на хищениях как чиновник Наркомпроса. Да и здесь судьба благоволила ему — Коровко вновь был освобождён досрочно.

Похожие публикации


Опрос
БЫСТРО ЛИ ГРУЗИТСЯ САЙТ?