Роковая красотка, изменившая миллиарду китайцев

Выстрелив лишь раз, палач убил китайскую принцессу, японскую Мату Хари и монгольскую Жанну д' Арк. Все эти обличья принадлежали одной даме.

24 мая 1907 года в Китае вышло удовлетворенное событие: у десятого сына 1-го из многочисленных родственников правителя родилась 14-я дочь. Девочку окрестили Айсинь Цзюэло Сяньюй. Долго принцессе жить в роскоши не довелось — в 1911 году в Китае началась революция, а в 1912-м власть правителя кончилась. Отцу Айсин, как и иным родственникам монарха, пришлось прятаться. Его старенькый знакомый японский шпион и торговец Кавасима Нанива вывез девочку в Японию и, сменив ей имя на Кавасима Ёсико, взял в свою семью. В городке Мацумото юную принцессу дали в хорошую школу для девченок, где она освоила кроме наук дзюдо и искусство владения клинком.
В 1922 году истинные предки Ёсико погибли в Китае. Приёмный отец надеялся получить за спасение принцессы какую-то награду, но теперь женщина стала никому не нужна. Отношение к ней в доме резко поменялось: её забрали из школы, а позднее принцесса утверждала, как будто из-за того, что приёмный отец избивал её и насиловал, она пыталась покончить с собой.

Кавасима Ёсико в школьные годы.
Неизменные домогательства опекуна привели к тому, что ноябре 1925 года Ёсико решила «прекратить быть женщиной»: она остригла свои длинные волосы и стала носить мужскую одежду. Позднее она разъясняла, что с юношества ей были по душе мальчишеские игры и её больше интересовала мужская работа. На приёмного отца этот поступок воспоминания не произвёл, и через два года он устроил свадьбу Ёсико с генералом монгольско-маньчжурской армии.
Брак продержался три года. Разведясь, китайская принцесса стала жить на широкую ногу за счёт любовников и любовниц. Разъезжая между Токио и Шанхаем, она завела полезные связи по всей Восточной Азии. Одним из новых знакомых стал японский военный атташе в Шанхае Рюкити Танака. Ему очень пригодились контакты бывшей китайской принцессы, с её помощью он сумел раскинуть шпионскую сеть практически по всему Китаю. Через некое время под влиянием Танаки Ёсико сама стала японской шпионкой.
Начальство отмечало, что происхождение и неописуемая краса принцессы давали ей возможность проникать туда, куда обыденные шпионы не могли попасть. Умение выдавать себя за мужчину дозволяло ей пробираться даже в партизанские группы, где дам не привечали. Под влияние Ёсико попали практически все лидеры рабочих в разных городах Китая. Одних она подкупала, других — запугивала, третьих — соблазняла. В итоге данной деятельности в разных концах огромной страны организовывались демонстрации, которые японские провокаторы превращали в кровавые уличные схватки с властями. Это давало излишний повод японским войскам вторгнутся в Китай для «наведения порядка и угнетения бунтов».
Роковая красотка, изменившая миллиарду китайцев
Фото Кавасимы Ёсико с автографом.
В особенности принципиальным для японского военного управления было знакомство принцессы с отставным царем Китая — Пу И. Тот воспринимал её как дальнюю родственницу, и конкретно Кавасима Ёсико смогла убедить аккуратного Пу И согласиться возглавить марионеточное правительство Маньчжоу-Го, организованное японцами в Северном Китае в 1932 году. Она осталась жить при дворе собственного родственника, плела там интриги, заводила шашни с его советниками. Когда ей это надоело, Ёсико собрала собственную кавалерийскую бригаду из нескольких тысяч бывших бандитов, вставших на сторону японской армии. Они вели войны с партизанами и проводили карательные экспедиции. Японские газеты с восторгом писали про «Маньчжурскую Жанну д’Арк» и про её успехи в борьбе с «противниками законной власти правителя Пу И. В 1933 году Ёсико предложила включить своё войско в состав Квантунской армии, но японский штаб, испугавшийся огромной толпы бандитов, вежливо отказался от такого подарка.
Кавасима Ёсико стала одним из неофициальных знаков Маньчжоу-Го. Она нередко выступала на радио, записывала свои патриотические песни, а несколько писателей сделали её героиней своих романов. Из такого положения принцесса извлекала неплохую выгоду. Когда японцы заняли Пекин, Ёсико сколотила большущее состояние, выступая «посредником» между оккупантами и местными жителями. Используя своё влияние, она вытаскивала из лап военной милиции подозреваемых в антияпонской деятельности, естественно, за огромные средства. Своими барышами она делилась с командующим японского гарнизона, а когда тот стал требовать больше средств, написала на него донос, обвинив в коррупции. Скупого офицера дали под суд и расстреляли.

Кавасима Ёсико.



Невзирая на столь успешную коммерческую деятельность, принцесса не могла не замечать, что японцы выкачивают все соки из оккупированной ими страны, и ей как патриотке Китая это совершенно не нравилось. Равномерно тон её выступлений всё наименее устраивал токийских кураторов, и влиятельность их бывшей шпионки стала падать.
В эти годы Ёсико пристрастилась к опиуму, которым её снабжали китайские преступные группировки, искавшие её покровительства. От наркотиков у принцессы развилась паранойя. Её дворец в Пекине был превращён в крепость с ловушками, тайными ходами, собаками и 2-мя сторожевыми гусями, которые должны были повсевременно сторожить ворота. Но когда к концу войны падение Стране восходящего солнца стало неминуемым, даже верные гуси не могли спасти принцессу от кошмара неизбежной кары. Ёсико бросила собственный дворец и скрылась в неизвестном направлении.
11 ноября 1945 года китайские газеты сказали, что «разыскиваемая красотка в мужском костюмчике была поймана доблестными контрразведчиками». Ёсико посадили в тюрьму и дали под суд. На процессе председатель суда называл подсудимую не её японским именованием, а по-китайски — Айсинь Цзюэло Сяньюй. Адвокаты протестовали, но их никто не слушал. Оказалось, что подсудимая никогда формально не отказывалась от китайского гражданства, а значит виновата не только лишь в воинских преступлениях, да и в еще наиболее тяжком деянии — гос измене. Приговор — смертная казнь.
25 марта 1948 года принцессу маньчжурской династии, известную под именованием Кавасима Ёсико, уничтожили пулей в затылок. Её тело выставили на всеобщее обозрение. Потом буддийский монах кремировал её останки, отвёз прах в город Мацумото и там похоронил. Имя данной женщины в Китае до сих пор считается синонимом слова «шпионка».

Похожие публикации


Опрос
БЫСТРО ЛИ ГРУЗИТСЯ САЙТ?