Грозные факты о публичных домах вермахта

Война войной, а любовь по расписанию.
Как понятно, у мужиков только одно на уме. Деньком и ночью. В мирное время и на войне, кстати, тоже. Вот почему в сферу обслуживания воинских частей в годы 2-ой мировой входили не только лишь стрижка, глажка и готовка, да и ублажение половых потребностей солдат и офицеров. Пожалуй, на самую широкую ногу этот процесс был поставлен в германской армии.
Грозные факты о публичных домах вермахта

«Общественные дома не успевают за войсками» 

О историчности данной фразы, которую генерал Франц Гальдер якобы произнес в июле 1941-го, можно и поспорить. А вообщем, бордели, не успевавшие за наступающими дивизиями, были полностью обыденным делом. Ведь дома терпимости вермахта подстроились под тактику блицкрига. Не считая стационарных заведений на оккупированных территориях и в тылу(крайние традиционно причисляли к госпиталям и санаториям), существовали и мобильные «публичные домики на колесах». Они ездили за работающей армией, обеспечивая досуг бойцам и офицерам после подвигов на поле брани.    

Дело гос значимости

Половая удовлетворенность войск в Германии считалась делом главной значимости. Это не только лишь вопрос поднятия боевого духа(хотя его до этого всего), да и забота о здоровье солдат и офицеров. Скажем, от сифилиса, по неким данным, в вермахте мучился каждый десятый. Ну и, естественно, длительное нахождение в мужском коллективе само по себе становилось очагом гомосексуализма, который в рейхе, мягко говоря, не поощрялся.Логично, что к организации интим-услуг для солдат и офицеров немцы подступали со свойственной им педантичностью. Девушки, работавшие в военных публичных домах, считались госслужащими. Они получали зарплату, квалифицированную медпомощь, пользовались другими льготами. В военное время официальная проституция считалась далековато не самой нехороший профессией. Поэтому в штате военно-полевых борделей было достаточно много добровольцев(либо все-же доброволок?).

«Я бы в летчики пошел…»

Классовое разделение, оно и на фронте классовое разделение. О том, что летчикам в странах всех конфликтующих сторон полагалось наиболее высококачественное питание, знают все. Но пилоты люфтваффе и в кровати получали сервисы наивысшего уровня. Это касалось практически всего.Претендентки для обслуживания госпиталей, где лечились раненые летчики и старшие офицеры, проходили самый твердый отбор. Требования были строгие: рост не ниже 1 м 75 см, только обычная арийская внешность(светлые волосы и все такое),  хорошие манеры.В борделях люфтваффе на каждые 20 потенциальных клиентов приходилось по одной девушке. В пехоте соотношение было совершенно другим: 100 к одному. Точнее, к одной. Даже сам процесс обслуживания здорово различался. После встречи с пилотом люфтваффе в комнате для свиданий непременно меняли белье для постели. В борделях для наземных частей эту операцию проделывали лишь после каждого десятого клиента.

Орднунг, орднунг и снова орднунг

Порядок — это то, что отличает все германское. Военно-полевые бордели не исключение. Здесь строго регламентировались и расписание работы обслуживающего персонала, и поведение клиентов.Чтобы получить доступ к телу, бойцам и офицерам поначалу необходимо было предъявить талон на сервис. В среднем в месяц каждому полагалось пять-шесть талонов. Традиционно на свидание отводился час. За это время солдатику почти все необходимо было успеть. Перво-наперво зарегистрировать талон со собственной фамилией и номером девушки, чтобы позже было куда и на кого жаловаться, если схватил какую-то болячку. Позже служивому выдавали мыло, незапятнанное полотенце и презервативы.

Похожие публикации


Опрос
БЫСТРО ЛИ ГРУЗИТСЯ САЙТ?