«Стул для любви», изготовленный специально для грядущего короля Великобритании в 1890 году

Все могут повелители!И даже заказать себе стул для любви!Каждый король, перед тем как стать владыкой, некое время маринуется в статусе царевича. Если речь о Великобритании, то в статусе царевича Уэльского. Эдуард VII, получивший при крещении имя Альберт, а в семье прозвище Берти, не был исключением.

Наиболее того, до мытарств сегодняшнего царевича Уэльского, которому мать все никак не хочет отдать корону, Берти был самым долгоиграющим царевичем Уэльским в британской истории: он пробыл в этом статусе 59 лет!
Но не торопись жалеть Берти, он отлично проводил время. И перед нами одно из материальных доказательств этого красивого времяпровождения — стул для любовных утех, сколоченный специально для царевича Уэльского французским мебельщиком Луи Субриэ.
Стул был должен позволить принцу Уэльскому коротать время в ожидании короны с наибольшей самоотдачей. На стуле становились возможными самые необычные позы для встречи с дамой. А то и с 2-мя. Хранился стул в знаменитом французском борделе Ле-Шабане, расположенном по соседству с Лувром.

Эдуард VII — уже король и уже без стула Эдуард VII — уже король и уже без стулаМы называем бордель «легендарным» не для красноватого словца: его слава распространялась далековато за пределы Парижа. В него водили даже самых высокопоставленных гостей французской столицы, а расходы в Ле-Шабане фиксировались в государственных документах под шифром «визит к президенту Сената».
В борделе были не только лишь самые очаровательные женщины профессии, да и комнаты в разных стилях: марокканская, японская, индийская и остальные. Говорят, будущему Эдуарду VII больше всего нравилась индийская.
Вообщем, у Берти была в борделе собственная комната, открывавшаяся только во время его визитов в Париж. Здесь, а именно, стояла бадья для купания грядущего короля Великобритании в шампанском.(В 1950-е Сальвадор Дали выкупил бадью для собственной коллекции странных вещей.)Уверены, стул занял достойное место в личной комнате царевича в Ле-Шабане.
Увы, когда Берти стал владыкой, он порвал дела со «стулом для любви» — видимо, стул не очень бы вписался в чопорную обстановку Букингемского дворца. Самобытный предмет мебели так и остался в борделе. В итоге сейчас уникальный стул принадлежит потомкам мебельщика, а его копия хранится в музее в Праге.

Похожие публикации


Опрос
БЫСТРО ЛИ ГРУЗИТСЯ САЙТ?