Хитрецкий правонарушитель годами обманывал полицию по методу Скруджа Макдака. Как он стал народным героем

Поначалу 1990-х германская милиция два года ловила дерзкого вымогателя по прозвищу Дагоберт, который грозил взорвать большие магазины. Чтобы не попасться, он придумывал замысловатые методы передачи средств, как будто позаимствованные из детских мультов. И они, как ни удивительно, срабатывали.
В июне 1992 года в гамбургском супермаркете Karstadt раздался взрыв. Магазин уже закрылся на ночь, поэтому люди не пострадали, но крупная часть витрин, ваз и тарелок в отделе фарфора, где была заложена бомба, разлетелась на маленькие осколки.
Скоро управление сети Karstadt получило письмо с объяснениями. «Я показал свою решимость достичь цели, — писал злодей. — В том числе насильственными способами. В последующий раз случится катастрофа». Его цель была проста: миллион немецких марок(сейчас эта сумма соответствует приблизительно 70 миллионам рублей). Чтобы избежать нового взрыва, представителям Karstadt следовало выполнить изложенные в письме аннотации и передать ему средства.
Хитрецкий правонарушитель годами обманывал полицию по методу Скруджа Макдака. Как он стал народным героем
Компания сразу сказала о случившемся в правоохранительные органы, поэтому под видом ее служащих действовали полицейские. Перед встречей необходимо было подать сигнал вымогателю: опубликовать в газете объявление с текстом: «Дядя Дагоберт передает племянникам привет». Что же это все-таки за дядя, в Германии знали все. Так звали селезня-миллиардера Скруджа Макдака в германской версии диснеевских «Утиных историй», которые тогда были на буме популярности.
В письме требовалось принести миллион марок в лес около стальной дороги. На указанном месте полицейские нашли сумку с нарисованным Скруджем и электромагнит с дистанционным управлением. Аннотация предписывала положить средства в сумку и прицепить ее магнитом к проезжающему поезду.

Полицейские не послушались, привязали ее веревкой и нарушили планы злодея. Средства остались нетронутыми, а Karstadt получил письмо с новенькими опасностями и предложением повторить попытку. Новую передачу средств назначили на август. Средства вновь положили в сумку и вновь прикрепили электромагнитом, но уже без веревки.
Когда поезд разогнался, электромагнит получил сигнал от злодея и отключился. Средства, которые больше ничто не держало, свалились на рельсы, а поезд поехал далее. Сумку тут же схватил мужчина с седоватый прической и в темных очках и бросился наутек
В милиции ожидали чего-то подобного, поэтому один из ее служащих заблаговременно спрятался в вагоне. Он успел остановить поезд и выскочил из него, стреляя в воздух. Но злодей оказался скорее и успел скрыться. Утешало одно: в сумке, которую он унес, не было обещанного миллиона. Ее набили пачками бесполезной бумаги, и только четыре тысячи марок, добавленные для правдоподобия, были реальными.
В милиции подозревали, что имеют дело с этим же правонарушителем, который в 1988 году вымогал средства у драгоценного берлинского универмага Kaufhaus des Westens. Тогда он не упоминал Дагоберта, но все другое было очень похоже. Поначалу взрывы в магазине, позже письмо с требованием по сигналу выбросить из идущего поезда 500 тысяч марок. И поймать злодея тоже не удалось. Он получил средства и пропал на четыре года. Следователи не ошиблись, когда связали взрывы в гамбургском Karstadt и в берлинском Kaufhaus des Westens. За ними вправду стоял один и этот же человек: неудачливый 42-летний художник-оформитель из Западного Берлина, которого звали Арно Функе. В молодости он грезил стать карикатуристом, но его работы никого не заинтриговали. Чтобы заработать на жизнь, приходилось делать вывески на заказ либо разрисовывать авто и мотоциклы.
Средств вечно не хватало, он мучился от депрессии и подозревал, что рано либо поздно его доконают ядовитые испарения, которыми приходилось дышать на работе. В 1988 году Функе решил, что с него хватит. Он верил, что заслуживает большего, и желал посвятить себя искусству. Но для этого требовались такие средства, которые на вывесках не сделаешь. Ему казалось, что к богатству есть только один путь — грех. Но какое?
Арно Функе
Функе был мирным человеком и терпеть не мог насилие. Ему совсем не хотелось ни убивать, ни даже бить. К тому же криминал — это довольно-таки страшная профессия, а он предпочитал не рисковать. После долгих размышлений Функе пришел к выводу, что лучший вариант — это вымогательство. Если все кропотливо продумать, то риск можно свести к минимуму, а насилие не будет нужно — довольно угроз. И основное — его жертвами будут не люди, а большие компании, для которых 100 тысяч и даже миллион марок — это не средства. Он считал, что их можно грабить не испытывать при всем этом ни малейших угрызений совести.
«Жаль только, что я избрал собственной целью универмаги, — много лет спустя признался Функе в общении с создателем глянцевого журнала New Yorker Джеффом Мейшем, писавшим статью о его похождениях. — Банки заслуживали этого больше. Но дело в том, что у магазинов вымогать средства проще».
500 тысяч марок, которые удалось выжать из Kaufhaus des Westens в 1988 году, отправь совсем не на искусство. Функе поехал отдыхать поначалу на Средиземное море, позже в Южную Корею и наконец на Филиппины. Оттуда он возвратился с женщиной, которая была практически в два раза молодее него. Они поженились и завели малыша.
Спустя три года от большого куша практически ничего не осталось, и Функе задумался о новеньком преступлении. Он снял хибару на юго-востоке Берлина, устроил в ней мастерскую и каждое утро прогуливался туда, как на работу: продумывал гамбургскую операцию, готовил взрывчатку и паял электронику для управления магнитами
1-ая попытка выбить средства из гамбургского Karstadt кончилась полным провалом. Он чуть не попался, а добычи не хватило даже для того, чтобы покрыть расходы. К тому же спрыгнувший с поезда полицейский чуть не увидел его лицо. От разоблачения вымогателя спас только светлый парик и черные очки.
Но Функе не сдавался. Он продолжил переписку с Karstadt и предпринял еще несколько попыток получить средства. На каждую встречу заместо служащих магазина приходили полицейские, но злоумышленнику удавалось улизнуть — правда, обычно, с пустыми руками. Но для правоохранительных органов эти неудачи были куда болезненнее. На некоторых встречах присутствовали журналисты, которых приглашала полицейская пресс-служба. В милиции желали продемонстрировать им арест матерого правонарушителя и получить хвалебные отзывы в прессе. А заместо этого СМИ раз за разом обрисовывали их позор.
Функе выстроил самодельную субмарину, но не успел ей воспользоваться
Тем временем планы, над которыми Функе работал в собственной хибаре, становились все хитроумнее. В апреле 1993 года он предложил положить пакеты с средствами в ящик с песком для борьбы с гололедицей, который стоял на одной из улиц в берлинском окружении Нойкельн. В милиции не знали, что у ящика нет дна, а под ним находится канализационный лючок. В оговоренный час вымогатель добрался до него через подземные коммуникации и забрал пакеты снизу. Сидевшие в засаде спецназовцы ни о чем же не догадывались, пока не сработал спрятанный в пакетах датчик движения. К тому времени, когда они сообразили, что к чему, злодей успел уйти по канализации.

Что-то схожее мог провернуть герой мульта — например, Багз Банни либо этот же Скрудж. Казалось неописуемым, что таковой обычный трюк может сработать в действительности. Но он сработал!И милиция опять осталась в дураках.
Поисками злодея управлял глава гамбургской уголовной милиции Михаэль Далеки. Его подчиненные трудились не покладая рук, отыскали больше тысячи улик и допросили 10-ки человек, но все напрасно. Невзирая на все усилия, они ничуть не приблизились к разгадке не знали даже, действует ли вымогатель в одиночку, либо они охотятся за целой бандой.
За выходками злодея, которого с подачи журналистов прозвали Дагобертом, следила вся Германия. О нем говорили на телевидении, про него придумывали песни, были даже футболки с надписью «Дагоберт — это я». И к досаде Далеки, народные симпатии были совсем не на стороне милиции. Практически всем нравилось миролюбие и изобретательность Дагоберта, поэтому они «болели» за него. Функе знал о собственной неожиданной славе, но прозвище казалось ему не полностью верным. Он считал, что похож не на Дагоберта-Скруджа, а на другого персонажа «Утиных историй» — чудаковатого изобретателя Винта Разболтайло.
Шеф гамбургской уголовной милиции Михаэль Далеки
Поначалу Далеки задумывался, что у преступлений есть политическая подоплека, и на Karstadt ополчились конструктивные противники консьюмеризма. Позже появилась новенькая версия: кто-то представил, что злодей заимствует идеи из комиксов про Скруджа. В одном из выпусков вправду описывался побег через ящик без дна, поставленный над лючком. В итоге под подозрение попали фанатичные фанаты «Утиных историй», которых в Германии тех лет хватало.
Прогуливались слухи, что средства вымогал прошлый агент Штази либо даже сотрудник правоохранительных органов. Это казалось правдоподобным. Какое-то время и сам Далеки считал, что под именованием Дагоберт может прятаться его берлинский сотрудник. Это могло бы объяснить, как ему удается с таковой легкостью обводить полицию вокруг пальца. Но требовались подтверждения, а их не было.

Вообщем, у Функе дела тоже шли непринципиально. Как он ни старался, да и риска, и насилия в его жизни становилось больше. В сентябре 1992 года ему показалось, что в милиции больше не принимают его угрозы серьезно не верят, что он может пойти на кровопролитие. Чтобы показать, что он не шутит, Функе заложил небольшую бомбу в ганноверском филиале Karstadt и подорвал ее деньком, когда в магазине были покупатели. Он надеялся обойтись без жертв, но к его досаде два человека все таки получили легкие ранения.
Функе считал, что похож на Винта Разболтайло из «Утиных историй»
Иногда ему лишь чудом удавалось ускользнуть от погони. Однажды полицейский практически догнал его, но в крайнее мгновение поскользнулся, и Функе смог укатить на велике. В иной раз сотрудники милиции заложили в передаваемый пакет светошумовое взрывное устройство. Функе каким-то образом почуял неладное и впору удрал, но это была незапятнанная фортуна. Наконец, он чуть не попался, когда пришел в радиомагазин Conrad за деталями для собственного еще одного изобретения и нашел, что там дежурят переодетые сотрудники правоохранительных органов. Оказалось, что полицейские эксперты исследовали его поделки, узнали, что практически все компоненты были куплены конкретно в Conrad, и порекомендовали устроить там засаду.
В январе 1994 года сорвалась еще одна — и, пожалуй, самая зрелищная — попытка передачи средств. В письме вымогатель повелел полицейским принести 1,4 миллиона марок к заброшенным жд путям в Берлине. Далее аннотация требовала положить средства в игрушечный вагон, который стоял на рельсах, и нажать кнопку. Как они это сделали, вагон с неожиданной резвостью помчался по путям. За ним бросились спецназовцы, но злодей предугадал и это.
Он заложил вдоль рельсов петарды, которые срабатывали, когда вагон проезжал мимо. Полицейские решили, что по ним стреляют, и начали отставать. Но через 800 метров вагончик все равно опрокинулся и рассыпал купюры

Функе опять остался без добычи, а его собственные скопления издавна иссякли.
Он издержал тысячи марок на свои устройства и теперь жил на государственное пособие и кредиты, которые набрал в банках. А супруга по-прежнему ничего не подозревала. Позже Функе вспоминал разговор, который она завела после очередной несостоявшейся передачи средств. «Когда я возвратился домой, супруга гладила белье и попросила меня взять в видеопрокате какой-нибудь триллер о преступниках, — говорил он. — Откуда ей было знать, что у меня теперь вся жизнь — это триллер».
В охоте за неуловимым вымогателем практически с самого начала участвовала полицейский психолог Клаудия Брокманн, специализировавшаяся на переговорах с правонарушителями, которые взяли заложников. Она составила психический портрет Дагоберта и пришла к выводу, что их противник — не радикал, не шпион не полицейский. Это обычный человек, который недоволен жизнью и убежден, что достоин лучшего.
Полицейский психолог Клаудия Брокманн
Брокманн считала, что злодея можно поймать, если заслужить его доверие. А для этого к нему следует относиться с уважением, а не подсовывать светошумовые бомбы и нарезанную бумагу и тем наиболее не колебаться в его возможностях — это, как показал дневной взрыв в Ганновере, вообщем нехорошая мысль. 1-ое время Далеки игнорировал советы психолога и стал прислушиваться к ним лишь после того, как растерял надежду раскрыть дело наиболее традиционными способами.
К тому времени власти издержали на вымогателя около 20 миллионов баксов. Было бы дешевле отдать ему миллион марок, которые он просил
Следователи узнали, что почаще всего Дагоберт звонит из закрытых телефонных будок, откуда отлично просматриваются все подходы. Таких будок в Берлине оказалось приблизительно полторы тысячи. В районе каждой расположили служащих милиции, которые по сигналу могли доехать до подходящей всего за три минуты. Осталось достигнуть, чтобы вымогатель не повесил трубку скорее.

Брокманн завлекла к работе опытнейшего переговорщика Клауса Спрингборна. С этого момента на все телефонные звонки правонарушителя отвечал только он. Спрингборн уверил Дагоберта, что работает в Karstadt менеджером среднего звена. После нескольких телефонных дискуссий они казались старенькыми друзьями. Переговорщик шутил, просил о одолжениях, говорил о свадьбе дочери, а вымогатель охотно отвечал.
В апреле 1994 года они болтали так долго, что звонок успели отследить. Когда полицейские добежали до подходящей будки, правонарушитель уже ушел, но рядом отыскали двух очевидцев, которые смогли описать его внешность. Скоро удалось отследить очередной звонок. У данной будки сотрудники милиции увидели нервного мужчину в каре, взятом напрокат. Они отыскали компанию, которой принадлежала машинка, и узнали, что ее арендовал некоторый Арно Функе.
22 апреля отследили 3-ий звонок злодея. На этот раз полицейские добрались до будки, когда тот все еще говорил со Спрингборном. «Стоять!Не двигаться!Милиция!» — заорали они. Функе не пробовал убежать. «Вы наконец изловили меня, — с ухмылкой произнес он. — И сейчас точно будете это отмечать. Увы, я не смогу поучаствовать, но вы хотя бы выпейте за меня».
Арно Функе(в центре)и его адвокаты во время суда
 Когда Функе привели в тюремную камеру, заключенные встретили его аплодисментами. Во время суда журналисты приносили ему цветы, а фанаты стояли с плакатами «Свободу Дагоберту!» Но народная любовь не посодействовала смягчить приговор. Функе обвинили в 6 взрывах, 10 случаях вымогательства и одной попытке поджога и выслали за решетку на девять лет.
Как ни удивительно, у данной истории счастливый конец. В тюрьме Функе вновь начал рисовать. Скоро к нему обратились из редакции глянцевого журнала, куда он когда-то пробовал устроиться и получил отказ. Теперь они сами желали, чтобы он стал их карикатуристом. Функе согласился, и его работы так понравились читателям, что журнальчик публиковал их еще 20 лет, в том числе после его преждевременного освобождения из тюрьмы в 2000 году. Пусть и без миллиона марок, но все его мечты наконец сбылись.

Похожие публикации


Опрос
БЫСТРО ЛИ ГРУЗИТСЯ САЙТ?