Три знаменитые сыщицы прошедшего, о которых издавна пора снять крутое кино

У Энолы Холмс, придуманной сестры Шерлока Холмса, все есть шансы стать героиней многих поколений девченок. Историй про крутых сыщиц очевидно не хватает. Но по сути всё дело только в том, что сценаристы ленятся обращаться к настоящей жизни. В прошедшем несколько сыщиц стали реальными легендами.

Фрэнсис Ли: дело о пугающих кукольных домиках


Самой похожей по способам сыска на Шерлока Холмса была дама, которую в русскоязычном вебе традиционно выставляют странной либо даже одержимой – она делала кукольные домики, в точности воспроизводящие места убийств. Речь идёт о создательнице криминалистики американке Фрэнсис Ли.
Детективами о английском сыщике Фрэнсис увлекалась жарко с малых лет, благо тогда ещё Холмс был современником всех малышей мира. Фрэнсис родилась в 1878 и к подростковому возрасту стала истинной поглотительницей книжек о преступлениях, а действие детективных романов Конана Дойля продолжается от 1881 до 1914 года. 1-ый же роман вышел в Британии, когда Фрэнсис было восемь.
Под влиянием этих романов девченка вела себя, выскажемся так, подозрительно для взрослых. Узнав из свежих городских газет(которые отец брал вообще-то себе)о убийстве, Фрэнсис правдами и неправдами проникала на место преступления, чтобы обследовать его и посмотреть, как полицейские раскрывают тайну. Увы, очень быстро Фрэнсис сообразила, что Холмс прав, давая работе полицейских(а конкретно, их умению и желанию уделять свое внимание на детали и улики)самые нелестные оценки. Если на пол был брошен кровавый канделябр, а в доме накануне был только супруг жертвы, дело открывали. В любом другом случае его просто называли «таинственным», и оно превращалось в «висяк».

Когда сама Фрэнсис пыталась указывать полицейским на обнаруженные ею странности либо следы, чтобы они, подобно Холмсу, сложили все происшествия и сделали выводы, люди в форме просто наконец её замечали и выдворяли прочь. По последней мере, есть такая легенда.
Дамам, твёрдо говорили полицейские, не следует занимать собственный разум таковыми вещами. Всё равно не выйдет проку.

Фрэнсис выросла и захотела обучаться в институте – например, девушкам её времени было доступно мед образование. Но предки и слышать о этом не хотели. Брат Фрэнсис отправился обучаться в Гарвард, а от неё самой ждали, что она будет привечать всех его отлично воспитанных молодых друзей, чтобы, может быть, отыскать посреди них жениха. С одним из друзей брата дама вправду повсевременно болтала, но только на любовные эти разговоры были непохожи: она опрашивала его о вскрытии трупов, о том, как понять характер травм и причины погибели(такая экспертиза уже была). В итоге Фрэнсис под давлением мамы вышла за адвоката(очень, очень далёкого от уголовых дел)и родила мужу трёх малышей. Но времена серьёзно изменились, и миссис Ли нашла, что разводы теперь – дело достаточно обычное. В тридцать шесть лет она покинула супруга, чтобы на 100 процентов посвятить себя убийствам.
Долго ли, кратко ли, но дело закончилось тем, что она стала создательницей и первой преподавательницей криминалистики в Гарварде. Свои именитые домики, вправду воссоздававшие с пугающей точностью, вплоть до лужиц и пятен крови, настоящие места убийств, она сделала для занятий следователей. Фрэнсис Ли обучала их осматривать места преступления по специальной системе, примечать, замечать, фиксировать все вероятные улики и выстраивать логические цепочки, которые сузивали круг подозреваемых. Часть этих домиков употребляется по сей день. Сама Ли, как считается, смогла чисто умозрительно раскрыть происшествия нескольких убийств задолго до того, хотя и непонятно, чтобы ей удалось сдать милиции конкретных убийц.

Умение Ли делать выводы, осмотрев место преступления, серьёзно воздействовало на то, как известный автор детективных романов, Эрл Стенли Гарднер, писал свои книжки. Кстати, лично они тоже были знакомы. За вклад в воспитание поколений следователей(и, может быть, за консультации в конкретных делах)Ли получила звание капитана милиции. Места преступления она посещала всю свою жизнь, но, начиная с тридцатых годов, её закончили с них выдворять.

Мод Вест: самое громкое дело о измене супруга

Родившаяся всего на два года позднее Фрэнсис, Мод Вест стала первой дамой, открывшей и возглавившей собственное детективное агентство. О том, чтобы повсевременно оставаться в глазах окружающих идеальной, Мод могла не думать вообщем. Ведь она родилась вне брака. Она не могла назвать имени собственного отца, хотя отлично знала свою мать. Не то чтобы такая девченка, чуть появившись на свет, сразу считалась падшей, но ей приходилось с юношества мириться с тем, что репутация у неё повсевременно будет так себе. Может быть, конкретно это событие воздействовало на ту степень свободы, которую дозволила себе Мод, став сыщицей.

Естественно, Вест была на 100 процентов самоучкой. В качестве пособий она тоже пользовалась книжками о Шерлоке Холмсе, а так же трудами, которые очевидно их побуждали – пособиями, написанными самым блестящим сыщиком девятнадцатого века, французом Эженом Франсуа Видоком. Как и Видок, и Холмс, Вест идиентично много значения придавала поиску улик и переодеваниям для слежки и внедрения в свита того, за кем следишь. Вот только специализировалась Вест на еще наиболее банальных заказах – традиционно, разоблачала аферистов и выявляла неверных супругов и собирала подтверждения их неверности.
Одно из таких дел о измене вышло куда громче, чем подразумевала сама Вест. Следуя за предположительно неправильным мужем, Вест пришлось переплыть океан, пробраться в Нью-Йорке в некоторый потайной клуб и там стать невольной свидетельницей вскрытия живого человека. Оказывается, у богатеев тех пор было такое утехи, и конкретно ему тайно ото всех предавался объект. Его супруга, естественно, ощущала, что супруг ей лжёт о деловых поездках, но таковой правды о них не подразумевал никто.
Дело стало неописуемо громким, а о Вест принялись много писать газеты.

Нельзя сказать, что Вест принципиально мешало работать это внимание. Она уже наняла несколько сыщиков и сыщиц и могла не так нередко участвовать в слежке лично. Но газеты стали раздувать идею её особенной безнравственности оттого, что переодевалась Мод не только лишь в дамские образы, да и в мужские. Это могло без шуток стоить серьёзной части клиентуры.

Во время Первой Мировой Вест занималась поиском и разоблачением немецких шпионов – шпионами тогда Европа практически кишела, так что работёнки Мод хватало. В мирное же время Вест старалась перехватить инициативу у журналистов и принялась сама описывать свои приключения для прессы. Естественно, соблюдая определённую конфиденциальность участников благополучно завершённых дел – и, естественно, за гонорары. Она также нарочно снималась в разных уже отработавших своё образах и раздавала эти фото репортёрам, подогревая к себе интерес. Просуществовало её агентство до начала 2-ой Мировой войны.
С личной жизнью у неё, нужно сказать, обстояло всё обыкновенно по меркам времени(к большому разочарованию журналистов): она была замужем за мужчиной, который помогал ей в разных делах как агент-наблюдатель. Его звали Гэрри Эллиот, и у них родилось шестеро малышей.


Кейт Уорн: дело о покушении на президента Америки

Аллан Пинкертон, создатель детективного агентства имени себя, конкретно тем и вошёл в историю. А ещё – тем, что 1-ый начал по контракту нанимать агенток, то есть дам, а не только лишь парней. Вообщем за пару десятилетий до того уже успела прославиться агентка, работавшая на Видока, – его верная соратница и, в течение многих лет, гражданская супруга, фамилию которой Видоку пришлось скрывать из-за наличия наиболее официального супруга. Речь идёт о знаменитой Аннетт. Но она сотрудничала с Франсуа безвозмездно, на добровольных началах – из энтузиазма и желания поддержать. Тут её нельзя назвать проф сыщицей.

Агентство Пинкертона открылось в 1850 году. Поначалу его единственным сыщиком был он сам, но бизнес процветал и требовал расширения. В 1856 году Пинкертон отдал объявление о том, что приглашает на работу в агентство сыщиков и секретарей. Когда скоро после чего же на пороге агентства появилась худощавая девица, Пинкертон решил, что перед ним – какая-нибудь эмансипе, которая не видит ничего зазорного в том, чтобы быть секретаршей не у дамы, а у джентльмена. Но он не ждал, что Кэтрин Уорн – так звали визитёршу – так эмансипе, что сама претендует на место сыщицы.
Уорн развернула аргументы о полезности, которую может принести агентству сотрудница – которая может внедриться без дальнейших скандалов туда, куда мужчине путь заказан, и Пинкертон, незначительно подумав, подписал с ней контракт. А после преднамеренно нанял ещё несколько дам, вприбавок к агентам-мужчинам.
Сотрудницы его агентства занимались не только лишь расследованиями, да и защитой клиенток – все сотрудницы обучались базисным способностям близкого боя и стрельбы из огнестрельного орудия. Но Китти, как её стали звать в агентстве, превосходила по мастерству их всех. Она оказалась проницательна, наблюдательна, артистична и очень отважна.
Самым громким её делом стало роль в раскрытии покушения на президента США Авраама Линкольна. Кейт смогла не только лишь добыть нужную информацию, да и сорвать покушение, убедив Линкольна чуть не в последнюю минуту сменить поезд, в каком обязано было состояться его убийство. Для поездки на другом поезде Уорн загримировала президента. Они ехали в одном купе, выдавая себя за инвалида и сопровождающую его сестру. Всё время поездки Уорн не сомкнула глаз – ведь точно так же резко поменять план могли и заговорщики. Притом для защиты у неё был только один-единственный пистолет.
Уорн пришла в агентство в двадцать три года и покинула его только со собственной смертью, в тридцать пять. Молодую женщину уничтожила очевидная пневмония. Что касается её личной жизни, прогуливались упорные слухи о том, что она была тайной любовницей Пинкертона в протяжении многих лет. В основном по той причине, что из-за напряжённого графика агентства обоим было больше не с кем заводить романы – вместе они, по последней мере, имели возможность и поговорить, и куда-то съездить. Не забыв заряженные пистолеты.

Опрос
БЫСТРО ЛИ ГРУЗИТСЯ САЙТ?