Как прогуливались в туалет мореходы прошлого

Для современного человека бригантина, идущая по волнам под полными парусами, ассоциируется со свежайшим ветром странствий и романтикой приключений. Не достаточно кто думает сейчас, как был устроен быт моряков древесного флота. По сути жизнь людей на парусных кораблях была преисполнена грозной прозой жизни и необходимостью адаптироваться к экстремальным и стесненным условиям, где все было не так, как на суше. Все, в том числе такое принципиальное и приземленное как туалет.

Носовые фигуры кораблей нередко представляли собой истинные произведения искусства. Резные Нептуны, русалки или фантастические животные, гордо скользящие над пенными волнами, смотрелись неописуемо пафосно и были узнаваемыми чертами парусников. Но не достаточно кто знает, что «носовые» фигуры у флотских назывались «гальюнными» и, не считая эстетической перегрузки, делали самые что ни на есть приземленные функции.

Гальюны, то есть корабельные туалеты, в 16–18 столетиях находились в двух местах. Экипаж и пассажиры употребляли для отправления естественных нужд нос корабля, а капитан и офицеры – специально оборудованное место на корме. Так что резная фигура на носу парусника, навевающая романтичные мысли – это всего лишь декоративное украшение носового гальюна.

Носовая часть боевого корабля «Ваза», построенного в 1628 году в Стокгольме Поглядите как устроен нос шведского военного корабля «Vasa», который удалось поднять со дна моря практически не покоробленным. Квадратные древесные короба – это типичные унитазы, а древесная обрешетка выполняла роль писсуаров, давая нечистотам свободно стекать в море.
Чтобы справить нужду, мореходу приходилось отчаливать на нос корабля и влезать на неловкий древесный «трон». При всем этом от стихии его отделяли хлипкие поручни или даже канаты. Место, где качка была в особенности сильна, было одним из самых опасных на борту и волны нередко смывали несчастных за борт. В таких случаях спасение было может быть лишь в этом случае, если человека за бортом вовремя замечали и кидали ему канат. Вплавь догнать судно, идущее под парусами, было нереально.

Из-за этого неоправданного риска моряки очень не обожали носовые гальюны. Ну и путь к ним мог быть совершенно неблизким, в особенности на многопалубных военных кораблях. Поэтому матросы и пассажиры норовили решить свои трудности в укромных уголках, которых на любом паруснике было с излишком.
Такие маленькие хитрости становились грозной неувязкой в условиях открытого моря, где антисанитария могла в хоть какой момент стать предпосылкой вспышки инфекционной заболевания. Поэтому за соблюдением правил наблюдали, а тех, кто делал кучи на пушечных палубах и в трюмах отлавливали и нещадно пороли линьком в присутствии всей команды.
Как прогуливались в туалет мореходы прошлого
На небольших парусниках отхожее место могло выглядеть так

В русском морском уставе эталона 1720 года обязанность наблюдения за санитарным состоянием корабля была возложена на профоса. Это должностное лицо управляло арестантами, телесными наказаниями и чистотой на борту. Он отслеживал виновных в вероломном нарушении правил и карал их по всей строгости морских законов. Но даже опасность быть выпоротым и посрамленным не мешала неким справлять нужду в самых неожиданных местах.
А вот старшие чины гальюнами на носу не пользовались. Условия жизни господ флотских офицеров и знатных пассажиров были не в пример лучше, чем у рядового экипажа. Проживали они на корме, в просторной кают-компании, а с середины 18 века и совершенно в отдельных каютах. Им было дозволено иметь прислугу, некие предметы роскоши и воспользоваться относительно удобными и безопасными туалетами.

Штульц южноамериканского фрегата «Constitution»
На корме корабля располагались штульцы – свесы, внутренний размер которых употреблялся для самых разных нужд. В таковой остекленной «лоджии», нависающей над волнами, хранили навигационные приборы и там же, в особенном огороженном уголке находился офицерский туалет.
На больших парусных кораблях штульцы могли быть двуэтажными – на нижнем уровне в таком случае находилась кабинка гальюна, а на верхнем могла стоять ванна для капитана. В помещениях кормы было тесновато и даже при маленьком волнении солидно болтало, но там человек хотя бы не рисковал жизнью, решая свои обыденные трудности.

Гальюн капитана в штульце фрегата «Constitution»
Безопасный туалет был одной из основных приемуществ офицеров на парусном флоте, где создать какие-либо удобства, даже для капитана, было совершенно непросто. Эра пара все изменила – плаванья стали наиболее безопасными и удобными и на пароходах уже даже для рядовых матросов были предусмотрены закрытые гальюны.

Опрос
БЫСТРО ЛИ ГРУЗИТСЯ САЙТ?