Самая страшная смерть

Представьте, что вы работаете на глубине 100 метров под водой, во враждебном месте, куда не проникает солнечный свет и где температура может опуститься ниже нуля. Всё своё время вы проводите в крошечной, тесноватой железной трубе, вдыхая смесь газов, из-за которой с трудом говорите, и повсевременно ощущая озноб из-за утечки тепла. Там вы сможете покушать еду, которую передают тебе через крошечный лючок, или поспать несколько часов до того, как начнётся ваша последующая смена, и вы опять окунётесь в бездну. А теперь представьте, что вы живёте так месяцами, не в силах вырваться из собственного малеханького замкнутого мира из-за риска неизбежной и страшной погибели. Добро пожаловать в странноватый сумеречный мир погружения с насыщением, одной из самых опасных и отлично оплачиваемых работ в мире. Разработанное в рамках программы Sealab ВМС США посреди 1960-х годов, погружение с насыщением(англ. saturation diving)– это техника, которая позволяет людям жить и работать на экстремальных глубинах в течение долгого периода времени. А именно, она создана для преодоления угрозы декомпрессионной заболевания, наиболее известной как кессонка. Когда водолаз вдыхает сжатый воздух на глубине, азот равномерно растворяется в его организме. Если он потом очень быстро поднимется на поверхность, падение давления может привести к тому, что этот азот образует крошечные пузырьки, которые могут вызвать сильную боль в суставах, инсульт, паралич и даже смерть. Чтобы избежать этого, водолазы должны медлительно подниматься на поверхность, часто делая декомпрессионные остановки, чтобы азот безопасным образом выводился из их тел.
Но в случае длительных и глубоких погружений, подобных тем, которые практикуют в морской нефтяной индустрии, этот метод становится невозможным, поскольку водолазам в течение каждой смены придётся тратить еще больше времени на декомпрессию, чем на работу. Например, чтобы погрузиться на глубину наиболее 100 метров, необходимо 50 часов декомпрессии. Заместо этого при погружении с насыщением водолазы всю свою рабочую смену находятся под давлением; свободное время они проводят в герметизированной камере для погружения. К месту работы и обратно они добираются в водолазном колоколе, известном как капсула для перемещения. Эта практика базирована на том факте, что через определённое время тело водолаза на 100 процентов насыщается азотом и больше не может его поглощать, а это означает, что независимо от того, как долго он находится внизу, требуемое время декомпрессии остаётся постоянным. Таковым образом, заместо того чтобы совершать многократные погружения и декомпрессии, водолазы, практикующие погружение с насыщением, декомпрессируются только один раз в конце собственной смены, что существенно снижает риск кессонки. Недочетом будет то, что декомпрессия может занять до двух недель. Существуют также остальные угрозы, включая азотное отравление, дезориентирующую эйфорию, вызванную вдыханием азота под давлением; водолазы описывают это состояние как сходное с алкогольным опьянением. Кислород также становится ядовитым на глубине наиболее 80 метров, поэтому водолазы, практикующие погружение с насыщением, вынуждены дышать тримиксом, газовой смесью, в какой крупная часть кислорода заменяется гелием. Это вызывает доп трудности. Гелий не только лишь меняет человечий голос(водолазы носят электронные дешифраторы, чтобы их можно было просто понять), да и лишает тела тепла, из-за чего же оно повсевременно прохладное. Вдыхание гелия на глубине 300 метров также может вызвать серьёзный неврологический эффект, узнаваемый как нервный синдром высочайшего давления. Но самая крупная опасность при погружении с насыщением – это сама среда высочайшего давления, как нашла группа из четырёх британских и норвежских водолазов в 1983 году в итоге страшного действия – инцидента на Byford Dolphin. Byford Dolphin была полупогружной морской буровой платформой, построенной компанией Aker Engineering в Осло в 1974 году. Будучи весом 3000 тонн и укомплектованной командой из 100 человек, она была способна бурить под водой на глубине до 460 метров. Она была вооружена кропотливо обмысленной системой погружения с насыщением, разработанной французской компанией COMEX. 5 ноября 1983 года буровая платформа вела бурение на газовом месторождении Фригг в норвежской части Северного моря. В 4 часа утра английские водолазы Эдвин Ковард и Рой Лукас отдыхали в камере погружения, в то время как норвежские водолазы Бьорн Бергерсен и Трульс Хеллевик возвращались со собственной смены в капсуле перемещения. Операторы Уильям Краммонд и Мартин Сондерс вытащили капсулу из воды и пристыковали её к камере погружения, что позволило Бергерсен и Хеллевику пролезть через маленький отсек и присоединиться к Коварду и Лукасу. Поначалу водолазы должны были загерметизировать отсек и изолировать камеру, чтобы операторы смогли сбросить давление в капсуле и отсоединить её от воздушного шлюза. Но до этого чем Хеллевик успел закрыть лючок камеры, Уильям Краммонд отпустил зажим, с помощью которого капсула крепилась к отсеку. Последствия были немедленными и ужасающими. В капсуле резко свалилось давление – с 9 атмосфер до одной, и она отлетела от отсека, убив Краммонда и серьёзно ранив Сондерса. Хеллевика, который находился в отсеке, порвало на части; останки тела были разбросаны по всей палубе буровой платформы. Других водолазов, находившимся в камере, также поняла печальная участь. Вскрытие трупов Коварда, Лукаса и Бергерсена показало, что комки белоснежного вещества закупорили их вены и артерии – это были белки, которые свернулись в итоге закипания крови. Как полагают, все четыре водолазов, к счастью, погибли одномоментно и безболезненно. Последующее расследование пришло к выводу, что трагедия была вызвана людской ошибкой. Поскольку Уильям Краммонд был убит в итоге инцидента, непонятно, почему он отпустил зажим до того, как лючок камеры был закрыт; следователи представили, что к фатальной ошибке могло привести сочетание вялости и шума на палубе. Но ещё одним главным фактором была сама система погружения с насыщением, которая, невзирая на советы норвежского нефтегазового регулятора DNV, не была вооружена какими-либо механизмами блокировки, манометрами или иными функциями сохранности, предотвращающими отсоединение камеры погружения. О этом не было сказано в официальном отчёте о инциденте, поэтому семьи погибших водолазов не получили никакой денежной компенсации. Они решили сформировать Альянс водолазов Северного моря, которому, в конце концов, удалось подать в трибунал на норвежское правительство и достигнуть урегулирования в 2008 году – спустя 25 лет после трагедии. Byford Dolphin всё ещё находится в эксплуатации, и погружение с насыщением продолжает обширно употребляться в морской нефтяной индустрии; водолазы, которые работают на подобных буровых платформах, получают до 1400 баксов США в день – это одна из самых высокооплачиваемых профессий. В то время как меры сохранности существенно улучшились с 1983 года, инцидент на Byford Dolphin служит броским напоминанием о опасностях, которые повсевременно сопровождают жизнь и работу в экстремальных условиях.

Опрос
БЫСТРО ЛИ ГРУЗИТСЯ САЙТ?