История Энн Рассел Миллер, светской львицы и миллионерши, которая стала монахиней

На днях в одном из чикагских монастырей погибла 92-летняя монахиня, много лет назад давшая обеты молчания, затворничества и бедности. За три десятилетия о ней успели забыть – и лишь ее близкие помнили, что когда-то сестра-молчальница Мария Жозефа была светской львицей и миллионершей, чье имя не сходило со страниц светской хроники.

Сестра Мэри Джозеф прожила 1-ые шестьдесят лет собственной жизни как светская львица из Сан-Франциско Энн Рассел Миллер.
До того, как принять постриг, сестра Мария Жозефа была известна как Энн Рассел Миллер, богатая светская львица из Сан-Франциско, которая устраивала шикарные вечеринки, брала абонементы в оперу и была матерью 10 малышей.
История Энн Рассел Миллер, светской львицы и миллионерши, которая стала монахиней
В юности Энн Рассел Миллер курила, пила и игралась в карты.
Ее биография была очень необыкновенной. Родившаяся в 1928 году, Энн желала стать монахиней, но неожиданная любовь перечеркнула все планы. Ее избранник был хорош собой и очень богат. В 20 лет она вышла замуж за Ричарда Миллера, вице-президента компании Pacific Gas and Electric. К 27 годам у нее уже было пятеро малышей, а в течение последующего десятилетия она родила еще пятерых.


Энн с юношества желала стать монахиней, но заместо этого она отыскала любовь с мужем Ричардом Миллером.
«Она называла это „запланированным родительством“, — написал в мемуарах ее младший отпрыск Марк Миллер. — У нее был миллион и один друг. Она курила, пила, игралась в карты. Она увлекалась дайвингом на открытой воде. Она водила так быстро и безрассудно, что у выходивших из ее машины пассажиров болела нога, так как они всю дорогу инстинктивно надавливали на воображаемый тормоз. А позже она бросила курить, пить алкоголь и кофе в один день, и при всем этом каким-то образом смогла никого не убить в процессе отвыкания от этих вредных привычек».

Монастырь не пропускал много гостей, а те, кто приходили, были разделены металлическими сетками.
Энн растила малышей в коттедже с девятью спальнями с видом на залив Сан-Франциско. При всем этом у нее была куча времени на утехи: она возила компании друзей кататься на горных лыжах, путешествовала на яхтах по Средиземному морю и проводила археологические раскопки. Она была членом 22 различных общественных советов и собирала средства для одаренных студентов колледжей, бездомных и Римско-католической церкви.Ее супруг умер от рака в 1984 году. После чего она начала длинный путь присоединения к одной из самых строгих монашеских орденов в мире. Пять лет спустя она дала все, что у нее было, чтобы стать одной из сестер Пресвятой Девы Марии Кармельской в Дес-Плейнсе, штат Иллинойс.

Десять малышей Анны в порядке возрастов справа налево. Монахини-кармелитки – это замкнутый аскетический орден, живущий в основном в тиши. Они не покидают монастырь, не считая случаев, когда это нужно, например, для посещения доктора. Монахини говорят, только по необходимости, оставляя максимум времени для раздумий и молитв.
«Она была необыкновенной монахиней, – пишет Марк. – Она не очень отлично пела, нередко опаздывала к выполнению своих обязательств в монастыре и игралась с общинными собаками, бросая им палочки, что было запрещено. Я лицезрел ее только дважды за крайние 33 года с тех пор, как она приняла постриг. Приходя к ней в гости, мы не могли обнимать ее либо до нее дотрагиваться. Нас постоянно делила двойная железная решетка».

У Энн 28 внуков, с некими из которых она никогда не встречалась, и наиболее 10-ка правнуков, ни 1-го из которых она ни разу не лицезрела. Она спала в келье на древесной доске, покрытой узким матрасом, а деньком носила грубую коричневую одежду и сандалии. Это разительно отличалось от ее прежней жизни с шелковыми зонтами, шарфами Hermes и туфлями Versace.
В собственный 61-й день рождения Энн устроила вечеринку для 800 гостей в отеле Hilton в Сан-Франциско, чтобы проститься со своими друзьями и семьей. Они ели дорогие морепродукты, слушали живую оркестровую музыку. Очевидцы ведали, что Энн надела цветочную корону и привязала к себе надутый гелием шар с надписью «Вот я», чтобы все друзья могли отыскать ее в массе и проститься лично.
Она говорила гостям, что 1-ые 30 лет собственной жизни предназначила себе, 2-ые 30 лет – детям, а крайняя треть ее жизни будет посвящена Богу. На последующий день она улетела в Чикаго, чтобы жить в монастыре как сестра Мария Жозефа.
«Наши дела были непростыми, – говорит Марк. – Она родилась в 20-х годах ХХ века и погибла в 20-х годах последующего столетия. Она побывала и миллионершей, и монахиней. Я надеюсь, она передаст отцу привет от меня».

Опрос
БЫСТРО ЛИ ГРУЗИТСЯ САЙТ?