Сумрачные тайны Сухого закона в США

В алкоголе люди часто находят утешение в томные времена. «Сухой закон», введенный в США в 1920 году, лишил американцев этого утешения и обрек многих из них на очень, очень томные времена. Почти все сумрачные тайны тех пор до сих пор известны не многим.
Сумрачные тайны Сухого закона в США
Правительство США отравило сотки людей ради соблюдения «сухого закона»

Бутлегеры, тайно снабжавшие людей запрещенным алкоголем, появились в 1-ые же недельки действия «сухого закона». Некие из них гнали спиртное сами в тайных винокурнях, остальные действовали масштабнее, бочками закупая промышленный спирт, применявшийся при изготовлении красок, бытовой химии, медицинских продуктов.
Узнав о этом, правительственные агенты начали добавлять в промышленный алкоголь яды – формальдегид, хинин, соли ртути. 1-ые смертельные отравления контрабандой были зафиксированы в рождественский вечер 1926 года: тогда от промышленного спирта в Нью-Йорке умер 31 человек.
Невзирая на это, добавлять отраву в промышленный спирт продолжали, но это не останавливало бутлегеров. Всего из-за отравленного правительством спирта во время «сухого закона» погибло около 10 тысяч человек.
В Америке во времена «сухого закона» массово вырубали яблоневые сады

До «сухого закона» самым популярным алкогольным напитком в сельской Америке был яблочный сидр. Чтобы не дать фермерам приобщиться к «зеленому змию», эти сады стали свирепо вырубаться, чуть не уничтожив яблони в стране под корень.
Вырубались, к счастью, только яблони тех видов, плоды которых были очень маленькими и кислыми для еды и шли только на сидр, но таких садов в стране было большая часть.
Пострадал даже знаменитый сад героя американских легенд Джонни Яблоневая Семечка: он тоже предназначался для яблок «под сидр» и был уничтожен под корень.
Пивоварни и винокурни научились производить побочную продукцию

Запрет коснулся не только лишь выпивох, да и деятельность пивоваренных и ликероводочных заводов. «Сухой закон» поставил их на грань краха, и, чтобы выжить, требовалось срочно придумать себе новое занятие. Каждый изворачивался, как мог.
Винодельня Сан-Антонио в Калифорнии, основанная всего за несколько лет до введения сухого закона, отыскала себе отличную специализацию, начав производить вино для религиозных учреждений. Компания «Юнглинг» начала делать мороженое, которое продает и сейчас, а «Анхаузер и Буш» и совсем начали производить кузова грузовиков, также безалкогольный напиток на базе зерна под названием Bevo.
Компания Coors начала делать изделия из промышленной керамики, штампуя все попорядку – от чайных сервизов до свеч зажигания. Компания Miller стала производить солодовые сиропы, молоко, газированные напитки, но дело шло плохо, и компания чуть не обанкротилась.
Остальные компании, такие как Lion Brewery и F&M Schaefer Brewing занялись созданием красок. Поскольку техника и разработка отличались не достаточно, некие компании употребляли красильный бизнес как прикрытие для незаконного производства алкоголя.
Одно из таких компаний, Heller & Merz, производило нелегальный самогон на сумму $35 000 в день.
Алкоголь выдавали по рецепту

Авторы закона разрешали потребление алкоголя в лекарственных целях и покупку его по рецепту доктора. Сиим воспользовались винокурни, методом бюрократических ухищрений оформив себе лицензии на «производство лекарств». Особые лицензии на создание жизненно принципиального лекарства были выданы маркам виски Old Fitzgerald, JW Dant и Old Hermitage.
На теоретическом уровне любая пинта обязана была быть маркирована только для использования в медицинских целях, но по факту почти все даже не пытались соблюдать это формальное требование. Сам рецепт стоил $3 бакса(около $36 по сегодняшнему курсу).
Большая часть пациентов, которые их получали, не имели в них ни мельчайшей мед необходимости. Просто докторы тоже были людьми и, бывало, выписывали клиентам виски «на вариант необходимости в неотложной помощи».
Активнее всех с бутлегерами боролся Ку-Клукс-Клан

Ку-Клукс-Клан был одной из самых активных сил, поддерживавших сухой закон. При этом делали они это своими традиционными способами. Ку-клукс-клановцы поджигали салуны, разрушали кафе-бары, отслеживали бутлегеров и обваливали их в дегте и перьях. Случались и убийства более упорных нарушителей закона.
При всем этом в 1920-х Ку-Клукс-Клан был довольно-таки популярен в обществе и активно прокладывал себе дорогу в законодательные органы. Программы клановцев предугадывали активное продвижение и расширение сухого закона: перечень предлагаемых наказаний за употребление алкоголя включал ссылку в концентрационные лагеря, общественное заключение в клеточки, стерилизацию и казнь правонарушителя и всех его потомков в четыре поколениях.

Виноградари выручали плантации, торгуя виноградным концентратомС виноградными плантациями США в годы сухого закона происходило приблизительно то же самое, что и с русскими в эпоху горбачевской борьбы с пьянством. Бессчетные плантации были вырублены под корень. Но все таки виноградари пытались сохранить свой бизнес – и потому изобрели виноградный концентрат.

Он представлял собой спрессованный в брикет сухой виноград. Покупатель мог растворить концентрат в воде и получить натуральный виноградный сок. К концентрату прилагалась подробная аннотация – предупреждающая, а именно, о том, что кувшин с разведенным концентратом ни при каких обстоятельствах нельзя хранить в холодном черном месте в течение 21 дня, чтобы он, не дай бог, не перевоплотился в вино.

Такая предупредительность снискала товару большой успех. А поскольку почти все виноградари к тому же убили свой виноград, цены на оставшийся сбор резко выросли – более чем на 3800 процентов. Бизнес на концентрате оказался удачным.

Некие политики тоже протестовали

Против «сухого закона» протестовали не только лишь обыкновенные американцы, да и почти все южноамериканские политики. Так, конгрессмен Фьорелло Ла Гуардия активно участвовал в протестах против сухого закона, называя его глуповатым и нелогичным.
Сиим он захватил такую популярность посреди нью-йоркцев, что в 1934-м, сразу после отмены сухого закона, просто одолел на выборах мэра Нью-Йорка и занимал эту должность 11 лет.
Сторонники сухого закона не очень обладали темой

Одним из главных защитников сухого закона был Дамский христианский альянс трезвости – общественная организация, считавшая борьбу за трезвость собственной главной целью.
«Губы, касавшиеся спиртного, не будут касаться наших губ!» – таковым был один из главных лозунгов организации.
Дамы всеми силами продвигали сухой закон в массы – правда, очень странными аргументами. Так, они утверждали, что алкоголизм – наследственное болезнь, что алкоголь останавливает рост малышей, превращает кровь в воду и способен преобразовать еду, попавшую в желудок, в яд.
Ну, а главной страшилкой было то, что пьющий человек может самопроизвольно загореться и выгореть изнутри из-за взаимодействия спирта с тканями организма.
В Конгрессе был свой бутлегер

Южноамериканские конгрессмены, естественно, голосовали за сухой закон – но почти все из них совсем не были защитниками трезвости. Просто они считали, что закон для них не писан, и уж им-то рюмка-другая точно не повредит. Так что уже в 1920 году у конгрессменов возник свой доверенный бутлегер – ветеран I Мировой войны Джордж Кэссиди.
Поначалу его услугами воспользовался кто-то из Конгресса, позже неболтливого и действенного спеца порекомендовали коллегам… Равномерно у Кэссиди появилось настолько не мало клиентов в Конгрессе, что кто-то из его покровителей потихоньку выделил ему кабинет в здании Конргесса, в каком Кэссиди воспринимал заказы и выдавал их получателям.
Когда же афера вскрылась, и Кэссиди изгнали из строения Палаты общин, он перебрался в Сенат. Кэссиди был арестован в 1929 году и некое время провел в тюрьме, а выйдя на свободу, уже после отмены сухого закона, работал на умеренной должности на обувной фабрике. Он умер в 1967 году.
В Америке тоже был свой «боярышник»

В Америке времен «сухого закона» особенной популярностью пользовалась настойка «Ямайская имбирная». Это был реальный самогон, настоянный на имбире, но чтобы средство могло продаваться в аптеках как лечущее средство, создатели рецепта добавили в него триортокрезилфосфат.
Смесь получилась убойная – при этом, увы, в самом прямом значении этого слова. Употреблявшие настойку по назначению – то есть, вовнутрь, – получали судороги, тремор и паралич нижних конечностей. В итоге пострадали около 100 000 человек, из них около 10 000 навсегда остались парализованными.
Опрос
БЫСТРО ЛИ ГРУЗИТСЯ САЙТ?