О камикадзе

О камикадзе

Военные операции заранее предполагали, что эти люди умрут; оружие «специального назначения» разрабатывалось без учёта сохранения жизни человека — пилот был расходным материалом.
Следует сразу заметить, что большинство камикадзе не было фанатиками. Обычные молодые японцы, вполне трезвомыслящие и жизнерадостные — в них не было заметно ни подавленности, ни отрешённости, ни паники, несмотря на то, что они знали о предстоящей смерти. Сохранились записи камикадзе, вернувшихся с неудачных вылетов (изредка бывали случаи, когда лётчик не находил цели или вынужден был вернуться из-за неполадок в самолёте, чтобы назавтра вылететь снова): это были здравые рассуждения людей, хорошо знающих свою работу и готовых её выполнить. Среди заметок можно встретить рассуждения о технических недоработках, о психологических аспектах и практических приёмах проведения таранных атак.
Так почему эти парни добровольно отправлялись умирать? Почему вообще Япония обратилась к стратегии использования самоубийц?
Причин несколько, и первая — это японский менталитет, столь не похожий на привычный нам европейский склад ума. Здесь смешалось многое: и синтоизм, и буддизм, и средневековый самурайский кодекс «Бусидо», и культ Императора, и вера в избранность японской нации, выпестованная за столетия изоляции и подкреплённая военными успехами. Немаловажно, что само отношение к смерти у японцев совсем другое, нежели принятое в европейской христианской традиции: они не боятся смерти как таковой и не считают самоубийство греховным поступком, напротив, иногда предпочитая смерть жизни (сразу можно вспомнить очищающий обряд сэппуку). Одной из причин самоотверженности, породившей камикадзе, можно назвать общность японского народа: человек в первую очередь считался членом своей семьи, и уже потом — самостоятельной личностью; соответственно, совершённый им бесчестный поступок ложился пятном на всех его родственников. Семьи же погибших героев становились очень уважаемыми и окружались почестями. Сегодня подобную этому психологию можно встретить у представителей мусульманских общин (правда, предпосылки к такому мировоззрению у мусульман совсем другие).
Камикадзе верили, что после смерти становятся «ками» — духами-хранителями Японии. Таблички с их именами помещались в храм Ясукуни, и до сих пор японцы приходят поклониться героям.
К планомерному использованию смертников Япония обратилась только в последний год войны. До этого случались спонтанные случаи самопожертвования, не более частые, чем со стороны британских, американских или советских лётчиков; те же немногие операции, которые предполагали гибель солдат, утверждались командованием лишь тогда, когда у исполнителей оставался хотя бы минимальный шанс на спасение.
Суть в том, что Япония не была готова к затяжной войне, и в 1944 году уже было очевидно абсолютное преимущество американцев в ресурсах, в военной технике и специалистах. Из дальних морей война всё ближе продвигалась к Японским островам, на которые никогда прежде не ступала нога захватчика. Чтобы вернуть удачу, нужна была какая-нибудь чудесная новая возможность. Нечто такое, что не смогли бы повторить противники.
И такая возможность была найдена.
ТАКТИКА КАМИКАДЗЕ
«Отцом камикадзе» считается вице-адмирал Ониси Такидзиро. В октябре 1944 года он прибыл в Манилу, чтобы заступить на должность командующего Первым воздушным флотом. Сказать, что флот достался ему потрёпанным, — это значит не сказать ничего. Множество самолётов погибло в боях, оставшиеся находились в посредственном техническом состоянии, опытных пилотов почти не осталось, а прибывающие из Японии зелёные юнцы, прошедшие ускоренные курсы лётной подготовки, были способны только на то, чтобы бесславно и бессмысленно гибнуть под огнём американских асов.
Ониси принял вполне рациональное решение: если уж гибнуть, так со славой и пользой. Ему и раньше случалось отправлять людей на верную гибель, поскольку он был одним из самых верных и последовательных сторонников «японского духа» — то есть готовности к безоговорочному самопожертвованию — во всём флоте.
Памятник камикадзе. Этот памятник, прославляющий героизм японских лётчиков-камикадзе, стоит в наши дни в храме Ясукуни в Токио.
Собрав офицеров, вице-адмирал Ониси предложил им следующий план: если оснастить истребители бомбами и отправить в таранную атаку на американские авианосцы, запретив ввязываться в воздушные сражения, — наверняка удастся уничтожить или повредить значительное количество кораблей. Размен нескольких самолётов на авианосец — это лучшее, чего можно желать. Что же до человеческих потерь — предполагалось, что в «специальные атаки» пойдут только добровольцы.
Ониси Такидзиро. Человек, которого называют «отцом камикадзе».
Изначально в добровольцах действительно недостатка не было. Первые операции камикадзе против американского флота в заливе Лейте оказались успешными, хоть не настолько, как рассчитывал вице-адмирал. И всё же один авианосец («Сент- Ло») удалось пустить ко дну, шесть кораблей были серьёзно повреждены — и это ценой всего 17 самолётов. Об успехе Ониси рапортовал в Генеральный штаб, и в Токио внезапно уверовали в то, что новая тактика способна переломить ход войны. Сам вице- адмирал Ониси в интервью одной из газет говорил: «Если вражеский авианосец будет обнаружен, то мы сможем уничтожить его самоубийственной атакой. Если бомбардировщик В-29 будет обнаружен — мы поразим его таранными ударами. Приняв решение использовать самоубийственные атаки, мы уверены, что выиграем войну. Численное превосходство исчезнет с применением самоубийственных операций».
Было дано «добро» на самое широкое использование самоубийц, тут же образовались несколько групп подготовки.
Как правило, учиться на камикадзе шли юноши в возрасте 17–24 лет. Закончив короткие курсы, они были едва способны управлять самолётом: показательно, что при перелёте из Японии к месту операции (на Филиппины, позже на Формозу и Окинаву) зачастую терялось больше половины группы. Опытных лётчиков к концу войны осталось крайне мало, и они были на вес золота. Им категорически запрещалось участвовать в таранных атаках, их задача была другой: сопровождать до места и защищать группы новичков-самоубийц, иначе последние, не обученные приёмам воздушного боя, становились лёгкой добычей для американских «Хэллкетов» и «Корсаров».
Корабельные радары легко обнаруживали приближающиеся самолёты, им навстречу тут же поднимались перехватчики; палубная авиация обеспечивала безопасность судна-носителя в радиусе до 100 километров. Поэтому, нападая на корабли, камикадзе использовали одну из двух тактик: либо пикировали с 6000–7000 метров (истребителям противника требовалось время, чтобы набрать такую высоту, и к тому моменту, когда они настигали японца, он уже успевал разогнаться в пике, становясь труднопоражаемой падающей бомбой), либо заходили предельно низко, над самой поверхностью воды, где их не видели радары, и в последний момент резко набирали высоту и падали на палубу. Вторая тактика требовала от пилота изрядного мастерства, ею пользовались реже. Был и ещё один момент: ряд самолётов (правда, меньшая часть), разработанных специально под задачи камикадзе, на 90% состояли из дерева и просто не «читались» системами обнаружения.
«Кайтэн» — торпеда, управляемая человеком.
Вообще говоря, Япония так и не успела всерьёз развернуться с самолётами-камикадзе: разработки, испытания, серийное производство — всё это требовало времени, а времени не было. Какие-то модели не продвинулись дальше прототипов, другие и вовсе остались в чертежах. Так, например, одна из проектируемых модификаций Ohka со складными крыльями должна была запускаться катапультой с подводных лодок и из подземных укрытий. Среди так и не воплощённых разработок можно назвать самолёт-камикадзе с пульсирующим воздушно- реактивным двигателем Kawanishi Baika, а также два варианта планера-камикадзе Mizuno Shinryu и Mizuno Shinryu II. Последний имел необычную для самолётов той эпохи аэродинамическую схему «утка».
НЕОКОНЧЕННАЯ ВОЙНА
СМЕРТНИКИ-ТЭЙСИНТАЙ
Камикадзе — это наиболее известный частный случай явления, называвшегося «тэйсинтай», то есть «добровольные отряды». Такие отряды формировались в различных родах войск и имели «специальные задачи» — наносить ущерб противнику ценой собственной жизни.
Так, например, в мае 1945 года было сформировано подразделение подводных лодок, которые должны были таранить американские корабли у берегов Японии в случае начала вторжения; в экипажах этих лодок были только добровольцы- смертники. А в самом начале войны пять сверхмалых субмарин с экипажем всего из двух человек на каждой участвовали в нападении на Пёрл-Харбор. План операции допускал, что у экипажей есть шанс спастись, но фактически этот шанс был нереально мал. Не вернулась ни одна из лодок.
Довольно широко известна практика использования японцами пилотируемых торпед «кайтэн». Всего их было построено 420 единиц, причём существовало несколько разновидностей. Торпеды были не слишком эффективны, потому что не могли погружаться глубоко и при перемещении становились легко заметными. Всего «кайтэны» потопили два американских корабля. Жутковатая особенность этого вида оружия: воздуха в кабине хватало всего на час, а люк открывался только снаружи; если через час после выхода с подводной лодки-носителя пилот не находил цель, он умирал от удушья.
В сражениях на Филиппинах и Окинаве наряду с самолётами-камикадзе использовали взрывающиеся катера «Синьё» (флотские) и «Мару-ни» (армейские). Их было произведено с запасом, более 9000 штук, благо катер проще и дешевле самолёта. Из этого количества в бой отправили несколько сотен, однако эффект от их использования был незначительный: атакующие катера становились лёгкой добычей авиации и корабельной артиллерии, а на стоянках их сотнями уничтожали бомбардировщики.
Ещё одна разновидность солдат-смертников — это водолазы «фукурю». Предполагалось, что когда начнётся вторжение американцев на Японские острова, «фукурю» станут подкарауливать в прибрежных водах и взрывать транспортные корабли. Всего подготовили более тысячи смертников. Об успешности (или неуспешности) их атак ничего не известно; несколько необъяснимых взрывов американских кораблей вполне могли быть делом рук «фукурю».
Однако так или иначе наиболее массовым и эффективным (насколько здесь уместно говорить об эффективности) среди всех разновидностей тэйсинтай были лётчики-камикадзе.
ИТОГИ
Были ли эффективны камикадзе в масштабах войны? Как показывает история, самоубийцы не спасли Японию от капитуляции и даже не выиграли ни одного крупного сражения. Кроме того, есть мнение, что атомные взрывы стали «специальным» ответом американцев на «специальные атаки» японских камикадзе.
Предполагалось, что взрывы камикадзе, помимо материального ущерба, будут оказывать и психологический эффект, однако этот эффект американская машина пропаганды свела к минимуму: вся информация об атаках камикадзе засекречивалась и не получала распространения, первые публикации о японских самоубийцах появились в прессе уже после войны.
Сухая статистика такова: около 5000 лётчиков произвели смертельные атаки, в которых был уничтожен 81 корабль и повреждены ещё около двух сотен. Это если верить японским исследователям, американская сторона, говоря о своих потерях, называет куда более скромные цифры (2314 вылетов, 1228 из которых завершились гибелью пилотов — сбитых противником или погибших при таранных атаках).
Материал взят с сайта http://old.mirf.ru/Articles/art4793.htm

+ +22 -

Добавить комментарий